На главную
Написать

Каролина Клинтон: "Я замужем за литературой"

13.08.2008 Каролина Клинтон: "Я замужем за литературой"

 

 

Если бы Каролине Клинтон лет пять назад сказали, что она станет русской писательницей Машей Стрельцовой, то не поверила и рассмеялась бы: сочинения в американской школе были единственным художественным творением. Страсть к путешествиям и поиску себя в этом мире составляли главное, ради чего стоило жить. Теперь – работа и дом, где есть компьютер, рыжая кошка Алиса Каролиновна и книги о магии. Долгими вечерами девушка с экзотическим для нас именем пишет о своей ровеснице - Магдалине Потемкиной. Героиня  – ведьма и живет в Тюмени. Выпущено уже пять книг о приключениях колдуньи. Вечная борьба света и тьмы. Для самой писательницы выбор очевиден: добро побеждает зло, за черной полосой последует белая. Светлый человек (не потому что блондинка) - Каролина Клинтон – в гостях у читателей «МК».

 

Сначала было слово

 

В России живу уже 12 лет, и Тюмень – это моя основная «база». Где бы ни была – сюда возвращаюсь, потому, наверное, меня можно считать тюменкой. Если мои «кусочки» жизни в этом городе спрессовать, то выйдет примерно  три-четыре года. Завидую Екатеринбургу, Нижнему Новгороду и другим городам: там есть писательские сообщества, люди общаются друг с другом, а мне здесь, в общем-то и поговорить не с кем на профессиональные темы. Тюмень меня поражает - здесь молодежь не стремится издаваться.

У нас в семье говорили на двух языках: английском и русском. Тем не менее, к профессии русского автора я не была подготовлена. Писала «на слух», стилистика первой книги кошмарна. Осознала это только после выхода книги. Купила несколько учебников русского языка и самостоятельно занималась. Сейчас, если посмотреть первую и последнюю книгу – рост налицо, но я все равно твердо уверена в одном: первые книги автора необходимо сжигать без права переиздания. Потому что я выросла, а они остались прежними. Кстати, редакторы от стилистических ошибок не спасают. Напротив, к ошибкам автора еще и своих добавят. Каждый раз после выхода книги и я, и мои знакомые авторы читаем текст и хватаемся за голову. «Меч» заменен на «мяч», в диалоге две реплики нередко сжаты в одну, зато размышления героини зачем-то оформлены прямой речью. Ситуацию изменить можно только личной вычиткой корректуры и верстки – но кто бы ее молодому автору дал… Авторов в издательстве – тысячи, к каждому индивидуальный подход никто искать не будет.

Правда, с пятой книги ситуация изменилась. Тексты Марии Стрельцовой неплохо продавались, и потому издательство решило выделить меня в отдельный проект. Я лишилась своего уютного пседонима и теперь на моих книгах стоит реальное имя, однако с другой стороны – я полностью участвую в процессе создания книги. Отсматриваю верстку, обложки, аннотации… И книги теперь стали совсем другими.

Что помогает быть автором? Прежде всего – чтение. Авторы вырастают только из читателей – это мое глубокое убеждение. Не могу сказать, что я зачитываюсь классиками. В последнее время модно с умным видом рассуждать о величии русской литературы 19 века и о том, насколько современная хуже. Мне сразу вспоминается анекдот:

«Скажи мне, что ты читаешь – и я скажу, кто ты».

«Я? Исключительно классиков!».

«Ты-лжец!»

Реально, мне кажется подозрительной любовь ко всем классикам разом. Допустим, мне нравится перечитывать Пушкина и Шекспира, к остальным отношусь как к памятникам Слова. В Тюмени много табличек на старых домах «памятник архитертуры», однако новые здания возводятся исключительно по новым технологиям, так ведь?

Недавно просматривала свою библиотеку и поняла, что единственная книга, которая со мной на протяжении многих лет кочевой жизни – это Макиавелли. Он прекрасен. В основном он известен свои трудом «Государь» (который, кстати, я рассматриваю как пособие для современных бизнесменов по управлению коллективом). Тем не менее, этот ученый государственный муж не чурался и написанием веселых пьес и сказок, и получалось у него это ничуть не хуже чем у Шекспира и Пушкина.

 

 

 

Первая, но не последняя

 

Чего бы хотела, так это покоя. Мне не нравится внимание к себе. Писатель для меня – такая же обычная профессия, как и любая другая. Только на моей пятой книге в книжных магазинах узнали, что живу в Тюмени.

После последнего сочинения в школе у меня не было попыток писать что-либо очень долгое время. Зато я все время читала. И вот однажды я легла спать после прочтения какой-то книги и думала, ну почему все пишут одно и тоже?

И  уже где-то на грани яви и сна возник образ простой современной девчонки - ведьмы, о которой никто не писал. Магия интересна же любой девушке: если на работе неприятности, или парень не обращает внимания, то раз, кто-то поколдовал и все чудесно.? Я уже видела эту девушку: ей под тридцать, с длинной русой косой, худенькая, если не сказать тощая, у нее есть Библия ведьмы - талмуд из черной кожи, со старыми заклинаниями, которые сделали восемь поколений ведьм из рода Потемкиных. Книга передается по наследству Магдалине. Не вспомню сейчас, откуда мне пришло это имя… но я проснулась и записала первую сцену в ворде.  Показала друзьям, им понравилось и уже благодаря их вопросам – а что там дальше? – получилась первая книга. Отправила по издательствам, и ее издали. Тут же села за вторую.

Откуда взялась Маша Стрельцова? Рассказываю… Я пишу в жанре мистики, а мистической  серии не было ни в одном российском издательстве. Серия – это определенный жанр литературы, в котором пишут ряд авторов. Десять издательств мне сходу отказали, едва увидели в моем письме слово «мистика», и осталось в списке одно, зато самое крупное в России – «Эксмо». Была уверена, что и они откажут, тем не менее оттуда  пришло предложение. Что раз я не попадаю ни в одну из серий, то можно попробовать выйти в серии «иронический детектив». Якобы в моем произведении есть ирония и чуть просматривается детективная линия. Согласилась, потому как других вариантов издаться не было. Встал еще один вопрос: серия задумывалась для российских авторов, и написать мое имя  - Каролина Клинтон - на обложке отказывались. Все придуманные псевдонимы не подходили. Уже в отчаянии я спросила редактора: «Как же мне назваться-то? Устиньей Кефиркиной что ли?». Она сказала: «О, хороший вариант». Я испугалась и тут же предложила еще один вариант, который редактор и одобрила. Мою героиню зовут Магдалина Потемкина, в просторечии – Маша. И я предложила также назвать и автора, словно пишу сама про себя С этим именем и вошла в редакторский план издательства. Вдруг мне друзья говорят, что в Москве продается водка «Мария Потемкина». В ужасе звоню редактору, прошу исправить, а она срочно просит назвать любую фамилию. Не долго думая, беру какую-то книгу, открываю, читаю в выходных данных – Стрельцова, ну я и прочитала ей. Вот так и родилась автор Мария Стрельцова.

Первые две книги вышли в Эксмо, остальные – в Рипол Классик. Первые четыре книги были в формате покета (авторам до более серьезного формата надо дорасти). С пятой все изменилось. Андрей Некипелов, директор отдела маркетинга издательского дома Рипол- Классик сам подошел к генеральному и попросил его назначить моим менеджером. От редакции сейчас практически не зависим. Сами подбираем дизайнеров для обложки, редакторов – корректоров. Продвижение идет согласно медиаплану. Гонорары существенно выросли.

Кстати о гонорарах.

Писатели совершенно точно пишут не ради денег. Первые гонорары настолько малы, что можно говорить о том, что свои первые книги автор просто дарит. За первые две книги я получила по 500 долларов – и это считалось в те времена крутым гонораром! Мне люди не верили, что мне такие деньжищи заплатили за первую книгу! За третью-четвертую получила уже гораздо больше – по результатам продаж. Да, гонорары определенно стремительно растут, и доходы звезд серьезны, но сколько их, этих звезд? Поэтому я очень хорошо советую авторам подумать, прежде чем идти в литературу.

С другой стороны, написанная книга требует издания. Не может она просто так лежать в столе. И тут уже я неоднократно наблюдала случаи, когда люди готовы сами заплатить, лишь бы их издали. Хотя, если честно, то в среде авторов те, кто платят за свое издание – считаются лузерами. Потому что они не смогли написать текст, который издательство захотело бы на общих основаниях включить в издательский план.

Следующая книга похождений Магдалины  - «Дзен в большом городе». Мы ее хотели выпустить в октябре, потом в ноябре, сейчас уже задумываемся про декабрь. Отсматриваем десятки обложек, и пока не нашли ни одной, на которой бы сердце подсказало: оно, то самое. Книгу эту писала сложно. Стирала наполовину написанный текст и снова ее переписывала. И так 8 месяцев. В основе ее – реальная философия японской боевой школы Катори. В тексте я вывела персонажами двух учеников этой школы и их сенсея. Собственно, они и натолкнули меня на идею этой книги, которая, кстати, вовсе не про боевые искусства. Про магию – и про любовь.

Кстати, если внимательно присмотреться к моим книгам, можно увидеть в тексте знакомую географию: улица Республики, Знаменский храм, Текутьевское кладбище…

 

 

Звездная пыль

 

Помню, первые книги писала наобум. То есть я садилась за компьютер и не знала, о чем я сейчас напишу. Не знала о том, какие приключения ждут героиню, куда заведет сюжет. Сейчас все по другому. Сначала расписываю сюжет, после этого работаю с персонажами. Для каждого из них создаю образ и биографию: как он выглядит, его воспитание, образование, социальная роль, психология и характер. Листов пять уходит на такое сочинительство. Причем пишу от первого лица, чтобы вжиться в него, понять его мотивацию. Даже если герой – мужчина. Быть в их образе не трудно, я это делала много раз (смеется). Кстати, в одном из сетевых конкурсов я выступила под мужским именем и многие назвали меня «самовлюбленным типом».

Если прийти ко мне домой и посмотреть на книжную полку, то можно увидеть очень много книг о магии. Читаю их с удовольствием, там много интересных историй. Но признаюсь – я не ведьма. Иногда верю в то, что магия есть, иногда – нет. Что касается заговоров, которые Магдалина применяет при колдовстве, то у них есть автор – Наталья Степанова. Около десяти лет она выпускает книги о заговорах: выбирай на любой вкус. Но я бы не рискнула проверять их действие на себе.

На издание моей первой книги ушло полтора года, было очень тяжело, мне хотелось поговорить с опытным писателем, который мог бы предостеречь от ошибок. Но я никого не нашла. Так что все делала сама. В память об этой хронике смутных времен и возник Клуб молодых литераторов, который находится на сайте издательства Эксмо. Даже когда я ушла  «Рипол-Классик», Литклуб я не оставила – это же мое детище.  Моя задача была – показать новичкам ясную дорожку к издательству. Доказать им, что если ты талантлив, то издаться – можно. И вот, спустя три года наш Литклуб стал определенно лучшим ресурсом для автором в рунете. Радует меня то, что люди не просто сидят и болтологией занимаются как это обычно бывает на форумах. Они – работают. Пишут. Издаются. Произведения новичков презентуются в разделе «Экслибрис». Там уже более 50-ти изданный книг. Их авторы пришли к нам с нуля.

Часто слышу о том, что на книжных полках книг лежит много, а почитать нечего. Что книги низкокачественные и неинтересные. Истина в том, что изданные книги – это самое лучшее из того, что приносят в издательство, и обычно это не более 0,1% от общего потока рукописей. Остальное летит в корзину не потому что жестокие редакторы не читают. Читают.

Если сравнивать книжные рынки России и Америки, то Россия – это просто какой-то писательский рай. Никаких тебе препон. Написал интересную книгу – отправил в издательство – издал. Все просто.

В Америке все значительно сложнее. Американский книжный рынок менее емкий, чем российский. Люди гораздо меньше читают, а соответственно и издатели издают меньше – это раз. Второе – издательства никогда не работают напрямую с автором, только через литагента. Где взять толкового энергичного литагента, который будет реально работать на молодого автора, а не на свою старую «золотую» обойму – это очень хороший вопрос. И я бы сама хотела знать на него ответ.

В принципе, существует и другой путь. Любое издательство возьмет твой «манускрипт» и издаст его за твои деньги. И в дальнейшем автор остается наедине с тиражом – в магазины от него на реализацию книги не возьмут.

Все русские авторы хотят издаваться в Америке. Я на это только качаю головой: сначала добейтесь успеха тут. А там он и сам придет.

Общество людей я люблю исключительно в гомеопатических дозах. Самое комфортное для меня состояние – это полное одиночество.

Видели в кино сдвинутых компьютерщиков? Я из этой оперы. Мне неважно, что мои туфли не из последней коллекции Jimmy Choo, однако компьютер у меня будет всегда самый лучший, а уж без ноутбука я просто не выхожу из дома.

У меня отлично налажена жизнь в интернете. Друзья, поклонники, завистники, враги. Пара уютных домиков – ЖЖ, Литклуб. Работа. Да, работа писателя – она больше завязана на интернет, а не на реал. Общение с издательством – через мэйл и аську. Общение с коллегами-авторами – в жж и на форумах. Бета-ридеры тексты мои вычитывают тоже через интернет.

А самое главное – через интернет и общение мы, авторы, учимся писать. Все пришли в эту профессию не из Литературного института. И для всех остро стоит вопрос повышения качества книг.

В этом вопросе мне неимоверно повезло: в Тюмень переехал Крапивин, и с этого года в ТГУ открылся курс «Школа литературного мастерства». Я, когда прочитала об этом в новостях(естественно, в интернете, на newsprom.ru), не поленилась вынырнуть в реал и позвонить в ТГУ. Встретилась с Владиславом Петровичем и попросила его меня принять вольнослушателем. Он удивился, но не отказал. На курсах мы разбираем произведения: Крапивин четко видит все недостатки. У него уникальный писательский опыт. С удовольствием делюсь с ними полученными знаниями в рамках ЖЖ или Литклуба на сайте издательства «Эксмо». Многие авторы уже не раз признавались мне в том, что завидуют мне черной завистью: я имею возможность проходить обучение у самого Крапивина, живого классика.

Личная жизнь? Было бы в кого влюбиться, я - не против (смеется). Хотелось бы видеть рядом с собой особенного мужчину. Мне нравятся умные и добрые люди. Скорее всего, старше – я слабо верю в могучий интеллект у молодежи. Если он будет успешным, то не должен быть высокомерным. Но за внимание мужчин я не борюсь. На данном этапе моей жизни главное - писательство. Так что я замужем за литературой. 

СТАТЬЯ: 

Новая книга

Цитата

Я стал литератором потому, что автор редко встречается со своими клиентами и не должен прилично одеваться.

 

Б. Шоу

 

Цитата

На главную | Форум | Гостевая | Контакты
© 2008. „Caroline Clinton”     Разработка: студия „Автограф