На главную
Написать

Каролина Клинтон: «Я пишу для себя..."

01.03.2009 Каролина Клинтон: «Я пишу для себя..."

Если в книжных магазинах страны появляется уже пятая книга автора, преданные читатели знают о готовящейся к печати шестой, а сам писатель увлеченно строчит седьмую, значит, речь идет об авторе популярной литературы. Подобных писателей филологи читают по разным причинам, но никогда — для души. Мы изучаем современный книжный рынок, но при этом неизменно находимся на одной и той же позиции — исследовательской. В этой ситуации важно знать не только конечный продукт — книгу в яркой обложке, но и попытаться посмотреть на положение с точки зрения автора. А для этого современную литературную обстановку просто необходимо обсуждать с теми, кто ее создает, в том числе и с писателями.

Героиня ее книг – современная ведьма, а сама она не корпит над древними заговорами, а работает топ-менеджером. Каролина Клинтон, директор по информационной политике двух радиостанций и телеканала, по ночам пишет мистические романы о ведьме Магдалине, руководит самым лучшим в рунете литературным клубом и иногда – дает интервью.


Каролина, вы совершенно нетипичный писатель. Почти все современные авторы-женщины учителя, воспитатели, инженеры, пишут детективы и романы, совмещая это с основной, такой обычной работой. Вы – медиа топ-менеджер, полурусская, полуамериканка. Что побудило вас написать книгу, да еще и в непопулярном жанре «русская мистика»?
  Когда я начала писать, я еще не могла работать  в России. Времени было очень много и для размышлений, и для чтения книг. Вероятно, справедливо замечание, что авторы пишут те книги, которые не смогли прочитать, а хотелось бы. Да, меня всегда привлекали книги с мистической составляющей, современные и яркие. Без элементов фэнтези, без «преданий старины глубокой», а именно городская мистика. Моя серия про ведьму Магдалину – это истории из жизни Магдалины, высокооплачиваемого специалиста по магии. Она живет в современном мире, ее клиенты – топ-менеджеры и «власть имущие». Вы читали что-то подобное? Я - нет. Потому и пришлось написать самой.
А моя работа в медиахолдинге — это было уже после того, как я стала писателем. В какой-то момент я осознала, что варюсь в собственном соку. Что мне, автору, не хватает элементарного реального общения, знания российской действительности, ярких реальных характеров. И я пошла работать, это было два года назад. Начала фриланс-журналистом, вскоре стала редактором бизнес-журнала, а через несколько месяцев — и топ-менеджером в медиахолдинге.


  Откуда взялась такая необычная героиня — ведьма Магдалина? Согласитесь, неожиданный образ для нашей современной литературы.
  Ведьм русский народ всегда любил. Опасался, но любил. Скорее всего, именно потому, что русские очень верят в чудеса. Западный человек намного прагматичнее и собраннее. Кстати, недавно размышляла над таким фактом. Шотландская поговорка гласит: «От тяжелой работы еще никто не умер». Русская возражает: «От работы кони дохнут». Первая отражает высокую работоспособность, вторая — раздолбайство. Однако вот странно! — именно русские с подобным пофигистичным нацсознанием — великая нация, и Россия — великая страна. А вовсе не Шотландия.
И я думаю, не последнюю роль в этом играет вера русских в чудо. Она есть у всех, разного уровня и разного направления — но есть. «А вот если я получу работу топ-менагера…» «А вот если я куплю BMW …» «Он обязательно меня полюбит…», «Мне непременно повезет…», etc .
Магдалина, современная ведьма, отлично вписывается в этот мир, где ее знания нужны и важны. И странно тут только одно: то, что о такой ведьме написала полуамериканка, а не русский автор.


  Есть ли в Магдалине Потемкиной какие-то ваши черты?
  Это спорный вопрос. Я, как истинный Близнец – очень разная. И потому те люди, которые меня знают, делятся на две категории. Одни говорят: «Не может быть, чтобы ЭТО написала ты. От тебя тут нет ничего!» Другие говорят: «Читаешь книгу – и словно с тобой разговариваешь. Полное ощущение, что ты рядом».
На самом деле абсолютно бесполезное занятие – искать в истории Магдалины отражение моей биографии. Она сама, ее семья, ее окружение – полностью плод моей фантазии. Однако я буду неправа, если стану отрицать один факт: менталитет.
Да, приглядевшись к последним книгам, я поняла, что контроль над образом Магдалины я совершенно потеряла. Менталитет у нее стал полностью мой.

  Если говорить о Магдалине Потемкиной, не было такого, что читатели вспоминали булгаковскую Маргариту?
  Знаете, вот самое интересное, что мне это сказали не читатели, а коллега. Сергей Литвинов, автор прекрасных детективов, прочитав мою последнюю книгу, сказал, что Магдалина имеет все шансы стать столь же любимой русским народом героиней, как и булгаковская Маргарита. Мне, признаться, странно это слышать. Маргарита и Магдалина - это очень разные персонажи.

  Когда вы садитесь писать новую книгу, то, что вы хотите дать читателю? Отдых, развлечение, пищу для ума…
  Честно? Я не думаю о читателе. Райтинг для меня — это процесс очень интимный и болезненный. Я же не пишу по шесть книг в год, у меня нет такой цели. Но при этом вполне способна написать книгу за месяц, потому что обычно книге предшествует некий эмоциональный взрыв. И, чтобы освободить сердце от этих эмоций, а ум — от навязчивых мыслей, я пишу книгу, которая меня просто жжет изнутри. И когда книга написана — тогда я чувствую себя спокойной.
Я пишу для себя, вот в чем дело. А читателю предстоит потом окунуться в мой мир, мои мысли и мои эмоции. Если это развлечение и отдых – то уж точно не для слабонервных.  

  Есть такое мнение, что ничего стоящего на полках с надписью «современная проза» найти невозможно. Куда ни глянь - везде детективы, сентиментальные романы, боевики… Что вы можете возразить, как автор жанровой литературы?
  Тут все просто. Какие читатели, такие и книги.
Издатели — это, прежде всего, бизнесмены. Им важно издавать книги, которые найдут потребителя. Проводятся многочисленные исследования — все для того, чтобы понять вкус современного читателя. И, в соответствии с ним, предложить ему выбор.
То, что лежит на полках — это отражение вкуса сегодняшнего читателя, не более того. И я бы не сказала, что это плохо. Потому что при такой системе читатель любого уровня может найти себе книгу по душе.
Другой вопрос в том, что русские вообще любят посетовать на судьбу (улыбается). Сентенции типа «нет стоящих книг», я отношу к особенностям русского менталитета и отношусь с пониманием. К слову, на Западе вы не услышите такого. Там профессия writer все еще уважаема, как и книги.

  Расскажите, с чего началось объединение начинающих писателей в Литклуб, как он появился.
  Мне было сложно издаться. Нет, я не обивала пороги издательств и не получала сотни отказов. Просто, когда я написала книгу и пошла в Интернет за информацией о том, как издаться, я столкнулась с информационным вакуумом. НИГДЕ внятно не объяснялись принципы работы издательств с начинающими авторами. Я была в недоумении: как мне правильно оформить рукопись? Как мне правильно написать письмо в редакцию? Где найти литагента? Каковы примерные условия договора?
Я пыталась найти издающихся авторов, чтобы с ними побеседовать – не смогла. Все, что я нашла — это обязательные странички «для новых авторов» на сайтах издательств. На них висел шаблонный текст: мы рады вам, далее – телефон и мэйл. Мэйлы практически все нерабочие, к слову.
Вот в таких условиях я издалась. Сама все узнавала – методом проб и ошибок. За несколько месяцев до издания я зашла на форум Эксмо и увидела там раздел «Клуб молодых литераторов». Народу там было очень мало, постоянных посетителей не было вообще. Вспомнив, как мне было тяжело, я стала заходить туда и делиться информацией. Довольно скоро Эксмо предложило мне заняться клубом всерьез. Вот, собственно, такова история проекта КМЛ. Концепция его – помощь начинающим литераторам, и с этой задачей он справляется отлично, свидетельство этому – множество книг, изданных нашими литклубовцами.

  В Вашем литературном клубе собрались такие разные люди: всех возрастов, профессий, с разными предпочтениями, целями, амбициями…При этом кто-то пишет так, что дай Бог каждому, у кого-то впереди годы роста до того времени, когда его смогут издать. Но все он ждут заветного «да» от редактора. Как вы считаете, их ожидания оправданы? Независимо от «исходных данных»?
  Понимаете, клуб может указать автору дорогу в издательство, хорошо утоптанную и верную. Но пройти ее предстоит самому автору.
Мы можем рассказать, как минимизировать риск неудачи: в какое издательство лучше всего предложить рукопись, и даже какому редактору, как позиционировать книгу и на что упирать.
Мы предостережем от распространенных ошибок в общении с редакцией. Это, безусловно, делает издание первой книги более простым и дает автору уверенность.
Но, разумеется, это не уберегает авторов от редакторского отбора и отказов. Мне самой отказывали много раз, а уж я – признанный эксперт в области издания книги (улыбается).
По поводу ожиданий… Это действительно сложно понять – есть искра Божия или нет. Можно привести много случаев, когда маститые писатели уверенно говорили новичку: графоман. И он переставал писать. А через десятки лет, робко опубликовав ранние тексты, неожиданно срывал похвалы самых строгих критиков. Наблюдала я и другое – к нам приходили графоманы, уверенные в своей гениальности, потому что их убедили в этом друзья. Сложно, очень сложно порой судить о степени таланта.
Я думаю, что по реакции друзей на текст можно делать предварительный вывод о том, насколько он интересен. Это – первый фильтр, и самый важный для уверенности в своих силах. Если текст нравится вам, вашим друзьям и вашей кошке – о’кей, попробуйте вывесить его в Интернет. Если нравится 50% рецензентов – о’кей, пишите книгу. Публикация возможна. К слову, если текст растаскивают по инету, цитируют и «приписывают» себе авторство – это верный признак того, что вы написали действительно хороший текст.
Ну, и ложка дегтя – это все вместе все равно не гарантирует издания.

  На форуме часто натыкалась на Вашу фразу: «Ко мне давно никто не подходил и не спрашивал: Каролина, я написал книгу, подскажи, что делать дальше». Вы имели в виду бездействие некоторых авторов, их лень и оправдания своих неудач. А что можно посоветовать человеку, который написал роман, отшлифовал его, в общем, сделал все, что от него зависит? Какие распространенные ошибки совершают начинающие писатели?
  А, это я по-стариковски вспоминаю о прежних временах (смеется). Раньше, как известно, и девки краше были, и трава гуще, да и первый состав литклубовцев уже практически весь представлен на полках книжных магазинов.
Про ошибки – скажу, пожалуй, про самую главную: ЗВОНОК.
Литератор – существо по большей части робкое и мнительное. Сколько раз говорила: отправили книгу – позвоните, узнайте, дошла ли? Далеко не все следуют этому совету, полагая нетактичным отвлекать редактора от важных дел. Обязанности редактора, к слову, состоят как раз из работы с новыми авторами. А вот отсутствие гарантии, что ваша книга элементарно получена, превращает ожидание в бесплодную потерю времени. Вы не представляете, как много авторов «погорело» на этой элементарной ошибке!

  Как Вы думаете, в чем причина столь массового увлечения писательством? Причем не процессом «написал – выложил в Интернет», а «написал – издал книгу»?
  Я не думаю, что это увлечение стало массовым. Я сейчас живу в Тюмени. На всю область, равную трем Франциям –  только два фикшн-писателя, издаваемых в серьезных московских издательствах. Классик Крапивин, глубоко мной не то, что уважаемый – любимый!       И я.
Есть Виктор Строгальщиков. Не читала его, но отзывы в тюменской прессе очень неплохие. Издается в таких издательствах, о которых даже я слышу в первый раз. Есть Анатолий Омельчук, который издает публицистические книги о Тюменской области, финансируемые администрацией области.
Понимаете, я глубоко поражена тем, что талантливые люди тут издаются на гранты, за свой счет, еще как-то, но, похоже, никому в голову не приходит, что можно издаться в хорошем издательстве, которое обеспечит распространение по всей России и не только. Мои родственники спокойно покупают мои книги в книжном магазине в Нью-Йорке! Мой бойфренд пришел в швейцарский магазин, назвал мое имя, и ему без проблем продали мою книгу. Я уже не говорю, что мои книги по всей России продаются. А ведь по большому счету, в этом смысл профессии – чтобы люди читали наши книги. По всему миру.

О каком же буме речь?

  Какие книги современных авторов вы читаете? Есть ли среди них экслибровцы?
  Обожаю Вербера! Обожаю книги «наших» - Брикер, Седловой, Лариной. Валетов пишет очень мужскую прозу, но читаю его с огромным удовольствием – я на этих книгах просто учусь жизни. Ян - он очень умный.

  Кто из классиков для Вас эталон?
  Макиавелли. Моя жизнь связана с множеством переездов, что не способствует накоплению вещей. Однако много лет со мной – томик собраний сочинения Макиавелли, изданный в 1998 году моим будущим издательством – Рипол-классик. Знаете, что меня в нем очаровывает? Он не делит прозу на серьезную и «для домохозяек». Он – автор не только известного «Государя» (который я склонна рассматривать как руководство для современного руководителя), но и остроумных веселых пьес и сказок.

  На форуме не раз сталкивалась со скептическим отношением к литературным институтам, к частности, к Литературному институту им. А.М. Горького. С чем это связано, по Вашему мнению? И каково Ваше отношение к таким вузам?
  Это сложный для меня вопрос. Ранее он уже звучал, и я на него всегда отвечала вопросом: а кого из современных авторов - выпускников Литинститута - вы знаете? Пока ни один журналист не смог ответить мне на вопрос. Я со своей стороны знаю, что Куликова, Дашкова закончили этот вуз. Пелевина выгнали. Недавно кинули ссылку на восьмую книгу одной выпускницы, совершенно неизвестной, и мне она была представлена как образчик скверного стиля. Определенно, Литинститут не справляется со своей задачей. Не ошибусь, если скажу, что в рейтинге вузов, выпускники которых не работают по специальности, он окажется на первом месте. И ранее я искала объяснение этому в самой системе преподавания. Мой хороший друг, блестящий журналист и академик Владимир Богоделов, считает, что, к примеру, на современных журфаках писать не учат, а наоборот, ломают крылья студентам, суживают их кругозор и приучают мыслить в определённых рамках.
Тем не менее, я не хочу быть столь категоричной по отношению к Литинституту. Возможно, дело тут не в системе обучения, а в том, что таланту обучить нельзя. Или в том, что для всех творческих профессий таланта и щепоти достаточно, а вот терпения надо с Эверест.

  Скоро выйдет Ваша новая книга, шестая по счету, «Дзен в большом городе», продолжающая цикл романов о Магдалине Потемкиной. Знаю, что и новая уже пишется. Как Вы считаете, на сколько Вас еще «хватит», когда Вам захочется сменить героев и, возможно, жанр?
Магдалина – персонаж глубокий. Про нее можно столько историй написать! Нет, мыслей о том, чтобы закончить серию, у меня нет. Но зато есть мысли о других, параллельных проектах. Даже о двух. И они будут изданы в свое время.

  Зайдя на Ваш сайт, появившийся совсем недавно, прочла в новостях, что Вы уничтожили три писавшиеся книги, над которыми работали в течение двух лет. Не верю, что это PR-ход или просто красивые слова о стремлении писать на порядок лучше того, что было раньше. Что стояло за этим поступком?
  Желание написать книги ЛУЧШЕ, вот и все, что стояло за этим поступком. И другого объяснения тут нет. Я, как литератор, дважды была в безвыходной ситуации
и оба раза поступила просто по-экстремистски. Помню, когда я написала треть «Дзена», и поняла, что в тупике – я стерла текст и начала заново. Не так давно, просматривая практически готовые три книги, на которые уже подписаны контракты, и которые я никак не могла закончить, вдруг поняла, что мне надо делать. Я собрала все распечатки и черновики, взяла железный тазик и пошла в рощу около дома. И там я сожгла свои книги. Сидела на травке, усердно подкладывала листы в огонь, и наблюдала за дымом, обдумывая новый сюжет. А дома стерла книги и из ноутбука.
Понимаете, пока не закроешь одну дверь, другая не откроется. И теперь я эти книги просто переписываю, и получается явно лучше.

  Вы часто открещиваетесь от тех книг, которые были написаны еще под псевдонимом Марии Стрельцовой, упоминая при этом свою давнишнюю безграмотность и нерадивых редакторов. Не возникает желания переписать начало истории о Магдалине?

Первые книги автора надо уничтожать. В этом я глубоко уверена. Особенно книги молодого автора, не накопившего жизненного опыта. В данный момент я убрала из интернета все ссылки на старые книги и переписываю их для проекта LITRES . Я согласилась выставить эти тексты туда только в новой авторской редакции. Однако просто коррекцией тут не обойдется, книги перерабатываются действительно глобально. Все же за 4 года я накопила опыт не только по правилам русского языка, но и по построению сюжета и персонажей. На LITRES книги будут представлены под реальным именем, независимо от того, что изданы они под псевдонимом.  

 

 

Дарья Пигина

Новая книга

Цитата

Я стал литератором потому, что автор редко встречается со своими клиентами и не должен прилично одеваться.

 

Б. Шоу

 

Цитата

На главную | Форум | Гостевая | Контакты
© 2008. „Caroline Clinton”     Разработка: студия „Автограф