На главную
Написать

УТРЕННЯЯ ЗАРЯ

29.08.2005 УТРЕННЯЯ ЗАРЯ

  

  

  

  Мир Утренней зари - это прозрачные витражи в белоснежных готических башнях, устремленных вверх.

  Это сладкий воздух, напоенный ароматом цветущей яблони.

  Это озера, в чьих хрустальных водах отражается вечный рассвет...

  Вот только тут до сих пор жгут ведьм. Как Элиэль, владычица здешней сказки, это допускает - мне непонятно. Но если отрешиться от сего печального факта - мир Утренней Зари всегда напоминал мне юную и прекрасную невесту накануне венчания.

  Если точнее - Святилику он мне напоминал, самую красивую девушку во всех мирах. Стан ее тонок, словно веточка, а глаза словно два изумруда. Впрочем, я увлекся. Я реалист. Красота - что весенний цвет, через несколько лет и посмотреть будет не на что, права была Элиэль. Сколько мужчин женились на нимфах, а они через десяток лет становились обрюзгшими крикливыми тетками? А ведь с супругой придется жить всю оставшуюся жизнь даже после такой перемены. Не все могут удушить мать своих детей подушкой во время сна.

  Так что меня совсем не ангельская красота привлекала меня в Святилике. Так получилось, что у меня слишком много долгов. Настолько много, что достать сумму, на которую можно купить небольшое королевство - это вопрос жизни и смерти для всего моего рода. Не я в этом виновен - коварное дарриганское вино, что сладко пьется, но мысли от него становятся туманными. Вот так за ночь я и проиграл все, чем владеет мой род и даже сверх того. А принцесса - богатейшая невеста во всех мирах. Даже Элиэль, эльфийка, уступает ей в этом вопросе. Она вообще во многом уступает нашей принцессе. Кроме одного.

  Элиэль колдует лучше.

  - Что ты тут делаешь?

  Голос вопрошающего был резок, с затаенной яростью.

  Я моргнул, очнулся от раздумий и поднял глаза.

  И понял, что и без того сложное дело осложнилось до чрезвычайности.

  Передо мной стоял Астен, принц эльфийский. Тот, кого так долго и безнадежно любила Элиэль.

  - Что_ты_тут_делаешь? - снова с расстановкой спросил Астен.

  - Приехал воздухом подышать, - скучным голосом поведал я. - А ты?

  - Тоже... воздухом подышать, - усмешка скривила нечеловечески прекрасное лицо эльфа.

  Мы оба понимали, зачем мы сюда сегодня приехали. И для чего тут толпы мужчин всех возрастов.

  Последняя милость эльфийки - возможность спасти принцессу. И король твердо пообещал половину своего гигантского состояния тому, кто вернет ему дочь. Мне бы этого вполне хватило на покрытие долгов и безбедную жизнь до самой старости.

  - Приятно было встретиться, - я церемонно склонил голову и прошел мимо, стараясь не толкнуть эльфа плечом. Ни к чему мне с ним ссоры. Принц после того, что случилось со Святиликой во время венчания, стал несколько неадекватен.

  О, я помню, как улыбалась принцесса, тихо и нежно, когда стояла перед алтарем с любимым. Я помню, как раскрылись ее губы, чтобы сказать ему: "Да".

  Но она не успела.

  Со стуком распахнулись двери, что в три человеческих роста, и вошла Элиэль. Я помню, как она побежала к Астену, как упала к нему на грудь, никого не стесняясь, и ее золотые волосы до пят плащом обвились около него, словно пытаясь привязать к себе. Помню, как она что-то горячо ему шептала, и голос ее был словно пение райских птиц. Как весенним прозрачным дождем капали ее слезы на руки принца, что отталкивал ее.

  И как он по-братски поцеловал ее в лоб, и отвернулся, протягивая руку к Святилике.

  Банальная ситуация.

  Сколько девушек видели, как их любимый навсегда, до самой смерти венчается с другой? Сколько сердец разбилось в тот момент? И ничего, все выжили. Склеили осколки, залечили раны, и через много лет не могли и вспомнить, отчего они когда-то страдали.

  Однако на Элиэль я ставил серьезно, я знал, что она ради своего принца на все пойдет. Это я ее позвал, это с моей помощью она проникла на венчание. Я был уверен, что она умрет, но не допустит, чтобы Святилика стала женой ее любимого. Только она была моим спасением. Только она.

  Я рассчитывал, что Элиэль околдует принца, а я потом Святилику утешу на правах старого друга. Мы выросли с ней вместе, я ее знаю как свои пять пальцев, и, наконец, я герцог, то есть вполне ее достоин.

  Однако Элиэль меня подвела.

  Когда она поняла, что все для нее кончено, на миг ее лицо отразило непереносимую боль, словно ей в сердце воткнули кинжал, словно душа ее истекает кровью, но тут же она взяла себя в руки.

  И она встала с колен, вытерла слезы и со странной улыбкой пропела фразу на своем языке. И закружил Святилику вихрь из розовых лепестков, а когда они упали на каменный пол - принцесса исчезла.

  Я помню, какой переполох начался в зале. Я помню, как Астен неверящим взглядом посмотрел на свою пустую руку, которая мгновение назад держала тонкие пальчики Святилики. Как кинулся народ к Элиэль, но не смог подойти к ней близко. Словно стена окружала ее.

  "Что ты натворила?", - закричал тогда Астен.

  "Ты любишь ее за то, что она юна и прекрасна, - как-то задумчиво ответила Элиэль. - Ради этого ты даже забыл, что мы с тобой с детства были обещаны друг другу. Скажи, неужели ты действительно ради нескольких лет ее юности готов предать меня?"

  "Элиэль, я полюбил", - прямо глядя ей в глаза, ответил принц.

  "Ее красоту, - горько усмехнулась эльфийка. - Только у людей это слишком ненадолго".

  "Я без нее умру".

  "А я умру без тебя...".

  И тут толпа придворных расступилась перед стариком в короне. Не стесняясь, он упал перед Элиэль на колени и умолял ее вернуть ему дочь. Я видел, как пыталась эльфийка ожесточить свое сердце, как закрывала она ладошками уши и глаза - только бы не видеть лица короля. Только бы его не слышать. Наконец она не выдержала.

  "Хорошо! - закричала она. - Хорошо!!! Я дам ей шанс".

  И лица короля и эльфийского принца враз преисполнились надежды.

  "Через три дня, - жестко сказала брошенная девушка, - через три дня все, кто захочет помочь Святилике, могут прибыть в мой мир Утренней зари. На площади, где обычно жгут ведьм, будет казнь одной из приговоренных. Но до сожжения она примет всех желающих в шатре и задаст загадку. Если кто-то ее отгадает - Святилика будет спасена. Если же нет - то к вечеру ведьму сожгут, и более вашей принцессе ничто не поможет. И еще. Астен должен войти в шатер ведьмы последним".

  О, как я возненавидел эльфийку в этот момент. Она так легко растоптала мою жизнь, лишила меня всех надежд! Теперь я не женюсь на Святилике, долги будут не погашены и мой славный род будет нищ и навеки обесщечен. Мне, разумеется, придется по законам чести выпить яд.

  Я с ненавистью смотрел вслед Элиэль, когда она, прямая и царственная, уходила из зала. И когда за ней со стуком захлопнулись двери - это прозвучало как звук погребального колокола.

  И тогда король прошептал:

  "Полцарства... Полцарства тому, кто спасет Святилику".

  "Я ее жених, и я ее спасу! - взвился принц. - Или вы сомневаетесь во мне?"

  "Тебе ее рука все равно достанется, - устало сказал король. Не то время, чтобы тешить самолюбие и гордость. Мне нужна дочь".

  Тогда я понял: шанс у меня все же есть. Последний шанс спасти свой род и свою жизнь.

  

  И вот теперь, три дня спустя, я стоял на площади Утренней зари и с тревогой размышлял: все пошло не так. Прежде всего - принц все же прибыл, хотя я и приложил некоторые усилия, чтобы он лежал в этот день в кровати, пытаясь выжить после яда. Нет, не отравить я его хотел - всего лишь задержать. Эльфы - они живучие. И наглая служанка даже взяла у меня плату за то, что якобы подсыпала мой порошок в питье эльфу. Я боялся, что он от отчаяния и великой любви успеет первым.

  Он так же как и я был загнан в угол. Если я не спасу Святилику - умрет мой род и я сам. Но и для Астена это был также вопрос жизни и смерти.

  А во-вторых - я торчал на площади уже который час, а толпа мужчин, разгоряченных мыслями о богатстве, все так же дралась за то, чтобы войти в шатер. Слишком много было желающих. Уже пролилась кровь и посыпались на камни площади выбитые зубы. И мне приходилось проявлять благоразумие и неподвижно стоять около скобяной лавки, ибо я жаждал найти принцессу и выжить, а вовсе не сложить голову, пробиваясь к шатру.

  Я ждал, сцепив зубы и молясь богам, дабы они даровали мне спокойствие. Те, кто сильнее - они уже вломились в шатер и слышно было, как доносились оттуда какие - то странные глухие удары. "Отвечай, старая, где принцесса?" - яростно кричали мужчины.

  Посмотрев на небо, я обеспокоился. Приближался вечер, и если я не потороплюсь - ведьму сожгут, и более мне ничего не поможет. Осмотревшись, я убедился, что время благоприятное. Большинство забияк бросили бесплодные попытки выпытать у ведьмы истину, народу стало значительно меньше. Осторожно я принялся протискиваться к шатру. "Я смогу, - твердил я себе. - Я смогу понять загадки ведьмы. Мне просто некуда отступать. У меня просто нет выхода".

  Около виселицы я наткнулся на Астена. Принц сидел прямо на земле, привалясь к столбу, явно с трудом пытаясь удержать глаза открытыми. Лоб был в испарине, а лицо странного синюшного цвета. Все-таки эльфы - живучий народ, коль мой порошок только сейчас подействовал.

  В шатер я попал не без некоторого труда. Здоровенный малый ожесточенно пинал старуху, что лежала на полу и стонала при каждом ударе. Какая-то рыхлая, круглая, как гигантский шар - она даже со спины вызывала омерзение.

  Здоровяк схватил ее за седые волосы, рывком поднял и выплюнул ей в лицо:

  - Где Святилика???

  Она молчала. Вернее, губы ее как-то странно двигались, словно пытаясь разжаться и что - то сказать, но получалось у нее это плохо.

  - Погоди, - я властно отстранил истязателя. - Дай поговорю теперь я.

  - А ты кто такой? - рявкнул он.

  - Все равно у тебя ничего не получается.

  Присев около старухи, я всмотрелся в ее гнойные глаза и мягко спросил:

  - Бабушка, так какова загадка? Я хочу попытаться ее разгадать.

  - Идиот! - рявкнул здоровяк. - Ей еще днем мозги отшибли, уже и иголки под ногти загоняли, и кожу жгли.

  - А что, она первым загадку загадывала? - с безумной надеждой поднял я глаза на говорившего.

  - Да, говорят, лопотала что-то про белое и черное, - сплюнул он на пол.

  - А дословно?

  - Я тебе что, профессор? - окрысился парень. - Отойди, дай душу хоть отведу, раз денег не получу.

  Я отошел от старухи, а она застонала, потянула ко мне руки, умоляюще глядя на меня, крупные слезинки покатились по отвисшим морщинистым щекам.

  - Нельзя к бабам по-хорошему, - покачал головой один из мужчин. - Ишь, как надеется на него, думает, спасет он ее от побоев. А ведь все одно ей сегодня помирать. Что забьют, что сожгут - какая разница?

  А ведьма все так же тянула ко мне руки, словно моля о чем-то.

  Я присел около нее и самым душевным тоном сказал:

  - Бабушка, я все для вас сделаю. Договорюсь - вас не казнят. Вы будете жить как принцесса до конца своих дней. Только скажите, где Святилика. Шепните на ушко - и я вас спасу.

  Ведьма глядела на меня и плакала.

  У входа в шатер послышался шум, лязг железа и бодрый голос оповестил:

  - Все, господа хорошие, закат! Цыпочку мы от вас забираем!

  - Когда скажем - тогда и заберете! - рявкнул здоровяк.

  - Правда? - насмешливо спросил предводитель стражей. - Нас больше.

  Здоровяк выглянул из шатра и тут же сник. И я понял, что это конец. Судя по звукам - стража действительно заполнила всю площадь. Старуху не отбить.

  И я снова кинулся к ней.

  - Где Святилика? - лихорадочно кричал я. - Где она??? Скажи - и не умрешь! Только скажи!

  Я врал. Не потому, что я испорчен - у меня не было выхода. Мне нужна была принцесса! Но старуха мне поверила. С трудом она подняла сломанную руку, приложила ладонь к груди, и снова губы ее шевельнулись.

  - Ну не смотри ты так на меня! - закричал я. - Говори!

  - Все, господин хороший, раньше надо было договариваться! - рявкнул на меня один из стражей, и старуху подхватили и поволокли к выходу.

  - Да погодите, - кричал я. - Она почти сказала!!!

  - Она почти уже мертвая после ваших разговоров, - равнодушно сказал страж. - Парни, подержите-ка этого крикуна.

  И два алебардщика тут же схватили меня, протащили через площадь и привязали к столбу виселицы.

  - Вот и постой здесь, - приговаривали они. - Постой, нечего под ногами путаться.

  Несколько раз они наступили на принца, который тихо умирал от моего яда около того же столба, и это привело его в чувства. Застонав, он открыл глаза, бессмысленно глядя перед собой.

  Старуху тем временем так же привязали к столбу посреди кучи валежников, и языки пламени уже начали жадно лизать сухие ветки.

  - За что ее? - устало спросил я.

  Стражи переглянулись и одновременно пожали плечами.

  - Не ведомо. Элиэль приказала сжечь, мы и жжем.

  Я нахмурился, ловя какую-то ускользающую мысль.

  И тут ведьма закричала от боли. Огонь добрался до нее, и похоже - она здорово мучалась.

  - Смотри, - раздался злобный голос давешнего здоровяка. - Вот помирает, а все на этого парня смотрит. Что, надеется, что спасет?

  Я всмотрелся - и правда, старуха сквозь стену огня и дыма старуха неотрывно глядела на меня. Или на принца, что был рядом?

  А эльф, услышав крик, вздрогнул и открыл глаза. И, так же как все - принялся всматриваться в заживо сжигаемую ведьму.

  А потом встал и пошел к костру, поразив меня своей живучестью. Посмотреть поближе? Так все уже почти кончилось. Старуху уже не было видно из-за огня, и больше она не кричала.

  А потом над площадью раздался смех.

  В одной из белоснежных башен, запрокинув голову, хохотала Элиэль.

  - Ну что, - кричала она, - беленькими-то нас все полюбят, а черненькими? Принцессой ты всем нужна была, а старухой? В болезни и старости нас любить никто не хочет? В нищете и на пороге казни - никому такие девушки не нужны, да? Да если бы кто тебя признал в таком виде - осталась бы ты жива, гордячка! Только никому, никому ты без своей красы не нужна! Сколько мужчин собралось сегодня на площади? А сколько тебя не ударили?

  И люди на площади замерли, пытаясь осознать ее слова.

  И у меня в душе все оборвалось - я понял, понял, что мне казалось странным. Глаза старухи, цвета изумрудов. Понял, почему она тянула ко мне руки и что она хотела сказать... Бедная семнадцатилетняя девочка просто хотела найти утешения у друга детства. И ведь она на вопрос "Где Святилика?" - указывала на себя. А я не понял.

  А принц уже дошел до огненного островка. Ободряюще улыбнулся своей принцессе, словно говоря - "я с тобой, все хорошо, не бойся" - и шагнул к ней.

  И площадь ахнула.

  И замерла на полуслове Элиэль, чтобы тут же истошно и надрывно закричать...

  А в небе, розовом от вечерней зари, взметнулись две пары белоснежных крыльев, и колокольчиком зазвучал тихий, хрустальный смех Святилики и эльфа.

 

 

 

В тексте использованы рисунки любимой художницы Каролины - Victoria Frances

 

 

© Каролина Клинтон, 2005

 

 

 

 

 

 

Новая книга

Цитата

Я стал литератором потому, что автор редко встречается со своими клиентами и не должен прилично одеваться.

 

Б. Шоу

 

Цитата

На главную | Форум | Гостевая | Контакты
© 2008. „Caroline Clinton”     Разработка: студия „Автограф